• 14:34 – Муроҷиати иттиҳоди точикони Ќазокистон ба кишварҳо ва сохторҳои Аврупо роҷеъ ба мусоҳибаи раиси ҳизби террористии наҳзати ислом М.Кабирӣ бо хабарнигори “Независимая газета" 
  • 14:26 – В Душанбе обсуждают вопросы реформы в системе ЗАГС Таджикистана 
  • 13:30 – Центральная Азия получит от ЕС 1,6 миллиона евро на управление границами 
  • 13:20 – Евросоюз окажет помощь пострадавшим от наводнения на юге Таджикистана 

У вкладчиков появилась надежда

У вкладчиков появилась надежда

Конституционный суд Таджикистана вынес определение, согласно которому Маджлиси Оли должен пересмотреть на соответствие положения Гражданского кодекса и Закона «О ликвидации кредитных организаций». По Гражданскому кодексу вкладчики имеют право первыми получать свои деньги при ликвидации банка, по второму – чуть ли не последними.

Противоречия

В конце апреля вкладчик «Таджпромбанка», член правления Международного союза (содружества) адвокатов Солиджон Джураев обратился в Конституционный суд Таджикистана с ходатайством о несоответствии Гражданскому кодексу третьего абзаца части 1 статьи 35 Закона Республики Таджикистан «О ликвидации кредитных организаций» и его отмены.

Ранее, в июне 2017 года, он обращался к президенту Таджикистана с просьбой расследовать деятельность бывших руководителей объявленного банкротом «Таджпромбанка». Он утверждает, что его деньги, как и деньги других 670 вкладчиков банка, были присвоены руководством этого финансового института. По словам адвоката, свои деньги в размере 45 тысяч долларов от продажи квартир они с сыном положили в банк 2013 году. И в течение последних двух лет 79 раз обращались в банк с просьбой вернуть вклады.

«Вместе со мной пороги банка обивают тысячи обманутых вкладчиков, но безуспешно. Девять месяцев Генпрокуратура не давала ответа на мою жалобу, после чего я вновь обратился к самому генпрокурору, президенту страны и правительству, а затем и в Конституционный суд», - говорит Джураев.

- В своем ходатайстве в Конституционный суд я напомнил, что отношения вкладчиков и кредитной организации (банка) и порядок ликвидации юридического лица регулируются статьями 854–865 и 62–68 Гражданского кодекса. И согласно второму пункту ч.1 статьи 65 указанного кодекса при ликвидации кредитной организации в первую очередь удовлетворяются требования вкладчиков, - говорит Джураев. - Гражданский кодекс основан на Конституции Таджикистана, в нем во втором пункте части первой ст.2 указано, что нормы гражданского законодательства, содержащиеся в других законах и иных актах законодательства, должны соответствовать Гражданскому кодексу.

Однако, по словам адвоката, третий абзац первой части статьи 35 Закона «О ликвидации кредитных организаций» устанавливает, что требования кредиторов-вкладчиков могут быть удовлетворены лишь в четвертую очередь, что не соответствует требованиям Конституции и статьям 1, 2 и 65 Гражданского кодекса.

В законе РТ «О ликвидации кредитных организаций» говорится, что за счет активов неплатежеспособного банка в первую очередь обслуживаются судебные издержки. Далее оплачиваются задолженности по заработной плате сотрудников банка. Следующие в очереди правительство и Нацбанк. И только после них физические лица могут получить обратно свои вклады, которые не являются предметом оплаты со стороны Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Что важнее – интересы граждан или банков?

Солиджон Джураев отмечает, что хотя большая часть имущества должника – «Таджпромбанка» распродана, однако Национальный банк и его представитель – специальный управляющий
«Таджпромбанка» не удовлетворяют законные требования вкладчиков.

- Согласно Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью, права и свободы человека и гражданина признаются, соблюдаются и защищаются государством.

Конституция обладает высшей юридической силой, ее нормы имеют прямое действие. Законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции, не имеют юридической силы. Государство и все его органы, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать и исполнять Конституцию и законы республики, - напоминает Джураев.

Одновременно Джураев отмечает, что органы прокуратуры не обращают внимания на эти проблемы, в частности нет надзора за исполнением законов министерствами, госкомитетами, банками и другими ведомствами и их руководителями.

- Яркий пример тому – действия Минфина, который явно превысил свои полномочия. Положив ранее на депозит «Таджпромбанка» 100 млн сомони, ведомство получило 18 млн сомони прибыли. А после того как банк стал неплатежеспособным, Минфин стал требовать штрафных санкций, арестовав при этом имущество банка на сумму, в 5 раз превышающую долг. А Генпрокуратура на все эти и другие беззакония с ограничением прав и интересов граждан-вкладчиков, приведшие к тяжким последствиям, закрывает глаза, - отмечает Джураев.

Он также говорит, что противоречия в законах не видят и в парламенте.

- Об этом может свидетельствовать пример председателя комитета Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли, который отрицал требования статей Гражданского кодекса о первоочередном удовлетворении требований граждан-вкладчиков. А ведь именно законодатель – Маджлиси Оли согласно требованиям Закона «О нормативно-правовых актах» обязан устранять противоречия в законах.

Определение обязательно для рассмотрения

Между тем Конституционный суд Таджикистана под председательством главы суда Махкама Махмудзода, рассмотрев ходатайство Солиджона Джураева, признавая представленные им факты и доводы правильными, в то же время отказал в возбуждении судопроизводства, отметив, что это не их компетенция.

В течение месяца после судебного решения о банкротстве вкладчикам должны вернуть депозиты размером до 17,5 тысячи сомони по страховому возмещению. Эти деньги выделяются из Фонда гарантирования вкладов физических лиц, в финансировании которого участвуют все коммерческие банки. В случае с «Таджпромбанком» (учитывая, что он был объявлен банкротом в феврале 2017 г.) это должно было произойти еще в марте прошлого года!

Вместе с тем суд при изучении ходатайства установил неточность и разночтение положений второго пункта части 1 статьи 65 Гражданского кодекса по отношению к части 1 статьи 35 Закона РТ «О ликвидации кредитных организаций», что на практике препятствует реализации со стороны граждан-вкладчиков защиты конституционных прав и интересов личности на имущество должным образом.

«В связи с этим Маджлиси Оли Республики Таджикистан с учетом мировой практики и в целях защиты интересов и конституционных прав граждан-вкладчиков на имущество необходимо пересмотреть положения второго пункта части 1 статьи Гражданского кодекса и части 1 статьи 35 Закона РТ «О ликвидации кредитных организаций». Определение окончательное и не подлежит обжалованию, - приводится в документе.

Солиджон Джураев утверждает, что согласно регламенту работы Маджлиси Оли, данное определение Конституционного суда республики является обязательным для рассмотрения парламентом в первоочередном порядке.

- Какое решение может принять Маджлиси Оли по этому определению Конституционного суда?

- По сути, оно указано в определении Конституционного суда, - говорит Джураев. – Нужно отметить, что здесь Конституционный суд принял мудрое решение, проявил высшую справедливость по отношению к гражданам – обманутым вкладчикам. И президент страны проявил справедливость, всенародно выразив свою волю. Думаю, что и депутаты парламента примут справедливое решение в пользу своих избирателей, а не коррупционеров, умело использующих противоречия в законах. Людей, которые объявили фиктивное банкротство «Таджпромбанка», чтобы ограбить вкладчиков, о чем я писал в своих заявлениях президенту страны и в Конституционный суд. Теперь слово за законодателем.

Следите за нашими новостями в Telegram, подписывайтесь на наш канал по ссылке https://t.me/asiaplus


Источник: ИА "Азия Плюс"

  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментарии
Афиша
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
Персона