То?ик?  | Русский 

  • 13:22 – "Барки точик" говорит о профилактике, население утверждает: в стране энерголимит 
  • 13:20 – Жители Европы и США не верят тому, что пишут про Россию их СМИ 
  • 13:20 – В Узбекистане за распространение спайсов будут сажать на 20 лет 
  • 12:50 – В Узбекистане ввели уголовное наказание за незаконный доступ в сети Телекома 

Эпидемия ВИЧ/СПИД: заражение набирает обороты

Эпидемия ВИЧ/СПИД: заражение набирает обороты

Число людей зараженных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) и синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД), растет с каждым годом. По данным ЮНЭЙДС на сегодня 37 млн. человек в мире живут с ВИЧ, 1,8 млн. из них были заражены в 2016 году и если разделить эту цифру на год (365 дней), то в среднем получается, что ежедневно вирусом заражается 4,9 тыс. человек в мире.

В 2016 году более 1 млн. человек погибли от СПИДа и связанных с ним заболеваний. Несмотря на активную борьбу с этим вирусом, число зараженных в мире растет с каждым годом и часто причиной этому становится незнание и непонимание этой проблемы среди населения, так называемой группы риска. Одна из наиболее уязвимых групп это трудовые мигранты и их семьи, которые в поисках работы уезжают в Россию и часто их обвиняют в том, что именно они являются разносчиками вируса в Таджикистане.

1 декабря ежегодно с 1988 года отмечается Всемирный день борьбы со СПИДом (World AIDS Day). О том какова сейчас ситуация в распространении заболевания в мире, в частности в России и странах Центральной Азии в нашем интервью с Координатором по вопросам здравоохранения в Европейском регионе Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, доктором медицинских наук Давроном Мухамадиевым.

Немногим более миллиона случаев ВИЧ из этого числа приходится на Российскую Федерацию, продолжается динамика роста числа новых случаев.

Если говорить о ситуации в странах Центральной Азии то, по данным UNAIDS 2016, картина примерно одинакова: так, в Таджикистане общее число лиц, живущих с ВИЧ (официальные данные) составляет примерно 14 тысяч человек. Число новых случаев инфекции составило 1300 человек, и примерно 1000 чел умерло от СПИДа и связанных с этим диагнозом болезней.

В Кыргызстане примерно такая же картина: общее число лиц, живущих с ВИЧ, составляет примерно 8,5 тыс. человек. Число новых случаев инфекции составило 1000 человек, и примерно 500 человек умерло от СПИДа и связанных с этим дианозом болезней.

В Казахстане: общее число лиц, живущих с ВИЧ, составляет примерно 26 тыс. человек, число новых случаев инфекции составило около 3000 человек, и примерно 1000 человек умерло от СПИДа и связанных с этим дианозом болезней.

В Узбекистане общее число ВИЧ инфицированных составляет 44 тысячи человек.

Очень важно отметить, что, к сожалению, практически во всех странах региона отмечается рост новых случаев ВИЧ инфекции от 21% до 39%, что отчасти связано с совершенствованием системы выявления, работы с населением и повышение охвата тестированием на ВИЧ, но и является свидетельством тревожной ситуации.

Очень важным и положительным на наш взгляд показателем является снижение числа лиц умерших от СПИДа и связанных с ним болезней в ряде странах региона от 5% до 9%, что не может не радовать.

- Зачастую мигрантов подозревают в распространении ВИЧ/СПИД, и это уже стало стереотипом среди народа. Насколько это мнение может быть правильным?

- Мы давно знаем, что в отношении ВИЧ в контексте миграции продолжает превалировать дискриминационный контекст, который ложится в основу решений, принимаемых различными контролирующими органами в отношении здоровья мигрантов. Так, в ряде стран мира продолжает сохраняться такая правовая норма, как выдворение или депортация в связи с выявлением ВИЧ или туберкулеза у иностранного гражданина.

Я бы хотел подчеркнуть тот факт, что ни одно исследование не подтверждает взаимосвязь между депортацией и ограничениями на поездки для ВИЧ-положительных лиц и уменьшением распространения ВИЧ. Действительно, на практике фактические нарушения прав человека приводят к тому, что часть населения, относящаяся к группе риска, начинает избегать официальную систему здравоохранения, что приводит к задержке постановки диагноза и препятствует началу лечения, что в свою очередь способствует распространению ВИЧ.

Недавние международные исследования подчеркивают, что среди населения в целом около 30% избегает визитов в официальные медицинские учреждения в связи с ВИЧ.

Приведу примеры, характеризующие пробелы в данном вопросе как с организационно-правовой, так и с эпидемиологической точек зрения.

В настоящее время в прессе, да и в аналитических материалах, отмечается тот факт, что именно мигранты являются основной угрозой в распространении ВИЧ и туберкулёза (ТБ). Действительно, такая точка зрения тоже имеет право на существование, так как информированность о мерах профилактики ВИЧ в сообществах мигрантов, к сожалению, продолжает оставаться недостаточной. Если посмотреть с эпидемиологической точки зрения я бы хотел отметить здесь два важных момента:

Первое. На пространстве СНГ мигранты, едут преимущественно в Россию из тех стран, где уровень ВИЧ в десятки раз ниже, чем в самой России, т.е. высока вероятность того, что мигранты заражаются уже, находясь в России, наряду с коренным населением. Являясь людьми молодого, сексуально активного возраста, они не уделяют значительного внимания своим половым связям, не используют защитных средств, что существенно повышает их риск инфицирования уже в период их пребывания в России.

Второе. Законодательная норма по депортации (либо нежелательному пребыванию) мигранта в случае диагностики ТБ или пожизненный запрет на въезд ВИЧ инфицированному является серьезным фактором, не имеющим серьезного медицинского эффекта. Так, на практике, после диагностики этих заболеваний мигрант либо исчезает из поля зрения контролирующих органов.

Таким образом, не решается главная медицинская задача – прервать цепочку передачи инфекции. Поэтому мы исходим из того, что СНГ представляет собой единое эпидемиологическое пространство и нужно принимать меры к выявлению, диагностике и лечению ВИЧ непосредственно в стране, где выявлен больной.

Мы неустанно продолжаем убеждать органы здравоохранения, что такими контролирующими и заградительными мерами как депортация, проблему не решить, наоборот, мы будем иметь целый пласт людей «ушедших в тень».

Важно создать и поддержать систему мотивации человека, формировать у него ответственность за свое здоровье, чтобы, например, планируя выехать в миграцию, человек обследовался находясь на Родине. Чтобы принял при необходимости меры по лечению и затем уже, понимая, что и экономический и социальный эффект от такого ответственного поведения будет значительно выше, направлялся работать за пределы своей родины.

- Последнее однозначно намного сложнее, чем меры, которые принимаются сегодня. Возникает вопрос - насколько трудовые мигранты в России имеют доступ к услугам по профилактике и лечению туберкулёза и ВИЧ? Или такое не практикуется в стране пребывания?

- Как я подчеркивал выше, к сожалению, законодательство Российской Федерации не предусматривает предоставление услуг по терапии при ВИЧ для иностранных граждан на безвозмездной основе. В случае с туберкулезом, при ряде показателей, например, в случае угрозы жизни больного, такая помощь может быть представлена за счет госбюджета РФ, но только до того момента, когда устранена угроза жизни больного. Затем, для того чтобы завершить лечение и не допустить осложнений в виде устойчивой формы ТБ, больному необходимо продолжить лечение дома. Это на практике не всегда возможно, ведь мигрант потратил деньги на билет, ему важно возместить расходы, и очень редко он принимает решение о возвращении домой и лечении.

Здесь важно отметить два момента: с одной стороны, приоритет здоровья должен быть выше, с другой стороны, на законодательном уровне необходимо повысить ответственность работодателя за здоровье заболевшего мигранта.

Недавно были озвучены цифры: в бюджет России от патентов мигрантов поступило в 2017 году 42 млрд. рублей, это около 700 млн. долларов США. На самых высоких уровнях мы предлагаем выделить из этой суммы средства на лечение мигрантов. Это было бы и справедливо и эффективно с точки зрения улучшения общей эпидемиологической ситуации.

- В 2016 году ваша организация проводила аналитический обзор относительно доступа мигрантов к мероприятиям по раннему выявлению ВИЧ и туберкулёза. По итогам исследования можно ли сказать, на сколько, мигрант знает о состоянии своего здоровья?

- Мигрант сегодня в основном знает о своём здоровье и о профилактике заболеваний передающихся половым путем, однако это не значить, что он соблюдает все правила.

В течение ряда последних лет уровень осведомленности мигрантов в вопросах здравоохранения на самом деле значительно вырос. Положительное влияние на это оказывают масштабные программы, осуществляемые целым рядом неправительственных организаций, диаспор, существенную роль начинают играть средства массовой информации. К примеру, исследования проведенные при поддержке нашей организации в России, как стране пребывания мигрантов, так и в странах ЦА как странах их происхождения показали, что мигранты в более чем 65% случаев владеют информацией как о туберкулезе и ВИЧ в целом, так и путях передачи данных инфекций и мерах защиты.

Другой вопрос, что между осведомленностью и реализацией этих знаний на практике сохраняется большой пробел. Например, мигранты, да и население стран региона в целом, пока неохотно идут на добровольное тестирование на ВИЧ, или на флюрографию для диагностики туберкулеза. В этом главная задача, которую нам всем необходимо решать.

Важным барьером в обеспечении здоровья мигрантов продолжает оставаться проблема отсутствия эффективных механизмов между странами в предоставлении услуг иностранным гражданам в принимающих странах. Если с экстренной помощью все обстоит более или менее налажено, то в отношении инфекционных заболеваний, как я говорил выше, продолжает сохраняться настороженность и барьеры в виде депортаций.

Мы более 6 лет назад предлагали, чтобы все страны СНГ разработали единый медицинский документ мигранта (такую единую санитарную книжку) где бы указывались все обследования мигранта, все заболевания, но с условием, что данный документ будет приниматься всеми странами. К сожалению, пока нет сдвигов в данном вопросе.

- В этом году День борьбы со СПИДом будет проходить под девизом «Мое здоровье - мое право». Чему будут посвящены мероприятия в этом году?

- В этот Всемирный день борьбы со СПИДом мы подчеркиваем важность права на здоровье и говорим о проблемах, с которыми сталкиваются люди, живущие с ВИЧ и затронутые ВИЧ, в осуществлении этого права.

Право на здоровье это широкое понятие: ни один человек не имеет большего права на медицинское обслуживание, чем другой; что существует необходимая инфраструктура здравоохранения; что медицинские услуги должны оказываться в уважительной и недискриминационной форме; а медицинское обслуживание должно быть приемлемым с медицинской точки зрения и оказываться на высоком уровне. Но право на здоровье - это нечто большее: путем достижения права на здоровье, мечты и обещания людей могут быть выполнены.

Каждый раз, отмечая Всемирный день борьбы со СПИДом, мы оглядываемся назад, вспоминая людей, которые умерли от болезней, связанных со СПИДом, и еще раз выражаем нашу солидарность со всеми, кто живет или кого коснулась проблема ВИЧ.

Не только 1 декабря, но и ежедневно, сотни тысяч добровольцев различных организаций, в том числе и обществ Красного Креста и Красного Полумесяца ведут неустанную работу по оказанию помощи лицам, живущим с ВИЧ, и расширением профилактических мероприятий для населения в целом, в первую очередь среди молодежи.


Источник: ИА "Азия Плюс"

  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментарии
Афиша
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
Президент